Подсчеты эпохи культурного потребления

Искусство — ​это вечное противоречие между ожиданиями и воплощениями. Причем воплощения призваны превосходить ожидания. Ждали «Пьяненьких» — ​получили «Преступление и наказание». Вместо «Декабристов» написался роман «Война и мир». Когда ожидания раз за разом обманываются, начинаются подсчеты: «В 2019 году количество посещений культурных учреждений выросло на 15 процентов». Радостно! Но куда бежали приросшие двуногие проценты? В библиотеки? Театры или кинотеатры? На выставки или концерты? А главное: получили ли там за свои деньги ожидаемое? Неведомо!

Но кое-что все же просматривается. Визуальные искусства становятся важной культурной базой для людей, интересующихся прекрасным не с дивана. Очереди на ретроспективы Поленова (более 50 000 посетителей за первые две недели) и Репина (даже без покалеченной вандалом картины «Иван Грозный и сын его Иван») вполне сравнимы с беспрецедентной давкой на экспозицию Серова. В последний день работы, 1 декабря, на интереснейшую выставку в «Гараже» — ​«Грядущий мир: экология как новая политика» — ​пускали бесплатно. Инсталляция Аллоры и Кальсадильи — ​тысячи цветов тропической табебуйи — ​были, благодаря бесснежной зиме, рассыпаны, как в разгар лета, на площади Искусств.

В наивизуальнейшем кинематографе показатели, несмотря на все усилия прокатчиков, не столь блестящи. Сборы упали почти на 20 процентов. Понятен в преддверии 75-летия Великой Победы упор на военные фильмы. Перекосы тут особенно заметны. «Т‑34» лидирует по количеству зрителей. Но не из-за духоподъемности, а из-за технологии. Высокобюджетный боевик А. Сидорова снят как компьютерная игра, адреналиновая стрелялка с православными вкраплениями и безудержными слоу-мо — ​замедленными кадрами. Вопрос: даст ли все это молодым зрителям заряд патриотизма? Ответ: сомнительно. А для развлечений Великая Отечественная подходит слабо.

Выпущенный под занавес года «Ржев» снят И. Копыловым без применения компьютерной графики. Но повесть В. Кондратьева, положенная в основу, слишком прямолинейно идеологизирована, чтобы нести столь необходимое сегодня кинематографу объединяющее начало. Копылову явно не хватает кинематографического опыта для создания эпического полотна о Ржевской битве, кровавой ценой переломившей ход войны. Впрочем, на эпос «Ржев» и не претендует. Задача у него, скорее, контрпропагандистская. Тема Коли из Нового Уренгоя звучит в полный голос. Но широкого проката, что характерно, пока не предвидится.

О том, что массовый зритель хочет катарсиса, а не исторической ревизии, свидетельствует триумф лент о спортивных победах. Откровенно слабая сценарная основа картины «Лев Яшин. Вратарь моей мечты» вызывает серьезные сомнения, что продукт дотянет до кассы «Движения вверх» и «Легенды № 17». Для «личного взгляда», сколь угодно субъективного, существует арт-хаус. «Француз» мэтра А. Смирнова мог бы стать откровением, если бы не был так кулуарно иллюстративен и внятен горстке поклонников советских диссидентов. Балуев способен был вытащить картину, если бы мы поверили в то, что человек, доказавший бытие Божие, может так опуститься. В предновогодние дни выходит на экраны «Союз спасения» режиссера А. Кравчука. После «Звезды пленительного счастья» В. Мотыля это всего лишь вторая лента о восстании декабристов. И, судя по трейлеру, снова ревизионистская с неизбежной кашей в головах и мнениях. Зрителю остро необходим социальный экшн. Поэтому «Текст» Шипенко и «Завод» Быкова лидируют в своих жанрах.

Театральные премьеры уходящего года, безусловно, затмил скандал во МХАТ им. Горького. По всей вероятности, ничего кардинального для его разрешения уже не предвидится. «Ложечки-то нашлись, но осадок остался!» Театральный зритель, очумев от авангарда, жаждет классики. Что же он видит с прошлого года? «Мертвые души» Серебренникова. «Карамазовых» Богомолова. Фарсовую «Чайку» Бутусова. «Му-Му» Крымова в жанре «комедии дель арте». В декабре ШДИ выпустила «Обломки». Вроде Гончаров, а приглядишься — ​мыльная опера. Русская классика окончательно превращается в полигон режиссерских экспериментов. «Норму» с экскрементами опускаем.

События в музыкальном мире даже перечислению не поддаются. Один перекрестный Год музыки Великобритании и России требует монографии. Конечно, вне сравнения по посещаемости мероприятия, связанные с рок- и поп-музыкой. Фестивали в Нижегородской области и Екатеринбурге по уровню догоняют Москву и Питер. Рэперы собирают «Олимпийский» и «Мегаспорт». Но и юбилейный вечер А. Пахмутовой в Большом прошел с аншлагом.

Самое незначительное место в культурной иерархии занимает литература. Здесь зияния не просто ощутимые — ​сокрушительные. Гузель Яхина прочно заместила в массовом сознании, но не в умении писать Улицкую. «Дни Савелия» Г. Служителя лидируют на всех литературных ресурсах и в рейтингах книжных магазинов. Смертельно хочется позитива, но если про людей пишут нечто неперевариваемое, приходится читать про котанов. Как говорится, Гофман писал и нам велел. В общем, как любит повторять И. Волгин: «Читайте классику!» И пересматривайте тоже. Что еще остается, когда современность больше похожа на салат, оставшийся после празднования Нового года?

Марина Кудимова

https://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/305777-podschety-epokhi-kulturnogo-potrebleniya/

Марина Кудимова

Родилась в Тамбове.Начала печататься в 1969 году в тамбовской газете «Комсомольское знамя». В 1973 году окончила Тамбовский педагогический институт (ТГУ им. Г. Р. Державина).
Открыл Кудимову как талантливую поэтессу Евгений Евтушенко.
Книги Кудимовой: «Перечень причин» вышла в 1982 году, за ней последовали «Чуть что» (1987), «Область» (1989), «Арысь-поле» (1990).
В 90-е годы прошлого века Марина Кудимова публиковала стихи практически во всех выходящих журналах и альманахах. Переводила поэтов Грузии и народов России. Произведения Марины Кудимовой переведены на английский, грузинский, датский языки. C 2001 на протяжении многих лет Марина Кудимова была председателем жюри проекта «Илья-премия». Премия названа в память девятнадцатилетнего поэта и философа Ильи Тюрина. В рамках этого проекта Кудимова «открыла» российским читателям таких поэтов, как Анна Павловская из Минска, Екатерина Цыпаева из Алатыря (Чувашия), Павел Чечёткин из Перми, Вячеслав Тюрин из бамовского поселка в Иркутской области, Иван Клиновой из Красноярска и др.
Собрала больше миллиона подписей в защиту величайшего из русских святых — преподобного Сергия Радонежского, и город с 600-летней историей снова стал Сергиевым Посадом.
Лауреат премии им. Маяковского (1982), премии журнала «Новый мир» (2000). За интеллектуальную эссеистику, посвящённую острым литературно-эстетическим и социальным проблемам, Марина Кудимова по итогам 2010 удостоена премии имени Антона Дельвига.
В 2011 году, после более чем двадцатилетнего перерыва, Марина Кудимова выпустила книгу стихотворений «Черёд» и книгу малых поэм «Целый Божий день».
Стихи Кудимовой включены практически во все российские и зарубежные антологии русской поэзии ХХ века
Марина Кудимова

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *